Фармафорум -  форум фармацевтов фармакологов медпредставителей провизоров врачей и пациентов. Medicine and Pharmacology
 
 

Три основоположения

 

Утверждение об абсолютной самодеятельности и самоопределяемости мыслящего “я” представляет собой первое из трех основоположении, в которых выражается фихтевское наукоучение. Помимо только что рассмотренного подхода к этому основоположению, у Фихте имеется также другой, более теоретичный подход, имеющий значение обоснования. В нем исходным пунктом являются высказывания тождества: А есть А, или А = А. По Фихте, способность “я” к таким высказываниям может быть понята только как следствие того, что само “я” тождественно себе, что “я” есть “я” , “я” = “я” . Фихте настаивает на том) что в свою очередь понять эту самотождественность “я” можно лишь как результат того, что оно само себя полагает, само себя созидает. Из этого положения выводится следующая, наиболее адекватная формулировка первого основоположения: “Я полагает Я” .

Фихте указывает, что самополагание “я” неотделимо от его самопознания, так что для “я” характерна двуединая деятельность: созидательная (именуемая “практической” ) и познавательная (именуемая “теоретической” ) . Вводя понятие практики в саму свою теоретическую философию, Фихте ставит важную гносеологическую проблему единства теории и практики в процессе познания. Однако как постановка, так и решение этой проблемы идеалистически мистифицированы в “наукоучении” . К фихтевской и другим аналогичным трактовкам в немецкой классической философии активности сознания относится замечание К. Маркса, что идеализм разрабатывал вопросе деятельной стороне сознания “только абстрактно, так как идеализм, разумеется, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой” (1,3.1) .

Глубокую содержательность первому основоположению придает рассмотрение Фихте в его рамках такого взаимодействия субъекта и объекта, которое фактически включает в себя объективную реальность. Правда, вначале Фихте отдает обильную дань своей установке на выведение объективности из мыслящего “я” , относительно которого он заявляет, что “Я должно быть рассматриваемо не как чистый субъект, как его до сих пор почти везде рассматривали, а как субъект-объект...” . Согласно Фихте, в этом “я” “субъективное и объективное слиты... воедино” потому, что в своем созерцании “Я полагает необходимо самого себя...” . Фихтевское утверждение Маленький горбань об изначальном единстве субъекта и объекта как ключе к пониманию последующей “связи между субъектом и объектом” вошло в состав и других идеалистических учений немецкой классической философии, как фундаментальное положение.

К проблеме отражения в человеческом сознании объективной реальности Фихте подходит при усмотрении и осмыслении того факта, что “одни из наших представлений сопровождаются чувством свободы, другие — чувством необходимости...” . Фихте поясняет, что “одни из них являются нам как всецело зависящие от нашей свободы” , а “другие определения сознания мы относим, как к их образцу, к какой-то истине, которая должна утверждаться независимо от нас” , так что “мы находим себя связанными в определении этих представлений” тем, что они “должны согласовываться с этой истиной” . Здесь под внешней “истиной” подразумевается вещь, с которой должно согласовываться представление о ней. Ответ на вопрос “каково основание системы представлений, сопровождающихся чувством необходимости” , Фихте отнес к числу важнейших задач философии. Назвав систему этих представлений “опытом” , Фихте заявил, что “философия... должна показать основания всякого опыта” (61.1.413-414) .

Основанием “опыта” Фихте провозгласил способность “я” к противоположению, т.е. к полаганию “не-я” . К усмотрению этой способности Фихте шел от анализа противополагающих высказываний, резюмируемых формулой — А А, считая, что подобные высказывания возможны потому, что “я” полагает “не-я” : “Сколь несомненна среди фактов эмпирического сознания наличность безусловного признания достоверности положения —А А, столь же несомненно Я противополагается некоторое не-Я” . Называя “не-я” всю объективную реальность, прежде всего мир материальных вещей, Фихте неоправданно полагал, что ему с абсолютной убедительностью удалось показать производность этой реальности от деятельности •мыслящего “я” . “Тут, — писал Фихте об этой идеалистической точке зрения, — ясно, как солнце, обнаруживается то, чего не могли понять столькие философы, не освободившиеся еще, на их кажущийся критицизм, от трансцендентного догматизма (это выпад против Канта. — В. К.) , а именно, что Я может развить все, что только должно происходить в нем когда-либо, исключительно из себя самого, ни самомалейшим образом не выходя при этом Владимир Семенович Высоцкий за свои пределы и не разрывая свой круг...” (61.1.81,268) .

Утверждение “Я полагает не-Я” , которым углубляется и конкретизируется фихтевский субъективный идеализм, — это второе основоположение “наукоучения” . Однако в ходе развертывания этого основоположения оно, наполняясь определенным реальным содержанием, оказывается вместе с тем ведущим к переходу от субъективного идеализма на позиции объективного идеализма.

В противоположность мыслящему “я”

Фихте охарактеризовал “не-я” как чувственно воспринимаемое. Чувственный характер “не-я” Фихте пытался “дедуцировать” из того, в сущности, постулативного, не обосновываемого самим “наукоучением” положения, Что “Я должно созерцать” : Отсюда следовало, по Фихте, что “Я должно полагать себя как созерцающее” , в салу чего оно полагает и “нечто созерцаемое” , которое “необходимо есть некоторое не-я” (61.1.205) . Фактически Фихте стремился объяснить тот реальный факт, что действительные объекты выступают первоначально в сознании как чувственно созерцаемые, давая этому факту, в отличие от Канта, идеалистическую интерпретацию.

Вместе с тем в фихтевской характеристике деятельности “я” по полаганию “не-я” имеется Немало аналогий тому, как в трансцендентальной аналитике Канта трактовалась деятельность рассудка по созиданию “мира явлений” . Так; Фихте объявляет названную деятельность “я” бессознательной. Предлагая это как “объяснение” того, что без знания, выдвигаемого “наукоучением” , мы “неизбежно должны предполагать, что получаем извне то, что производим сами, нашими собственными силами и согласно нашим собственным законам” (61.1.269) . Перед нами идеалистическое псевдообъяснение непоколебимой убежденности обыденного сознания (а также материалистических утверждений философов) , что чувственно воспринимаемые вещи не порождены человеческим сознанием, а существуют вне и независимо от него.

 
Добавление комментариев временно отключено!